Статус сельхозпроизводителя открывает большие возможности даже мелким фермерам - КСФ

18.09.2018
Интервью с заместителем гендиректора-руководитель центра кооперации АНО «Краевой сельскохозяйственный фонд» Александром Марченко

Статус сельхозпроизводителя открывает большие возможности даже мелким фермерам - КСФ



Процесс сельскохозяйственного кооперирования, активизация которого наблюдается в Хабаровском крае, придает новый статус личным подворьям на селе и мелким фермерам, что открывает для них широкие перспективы развития. О том, как работает "эффект масштаба", каким эхом откликнулись в кооперативном движении лихие 90-е и как преодолеть кризис доверия в интервью корр. ИА AmurMedia рассказал заместитель гендиректора-руководитель центра кооперации АНО "Краевой сельскохозяйственный фонд" Александр Марченко.

— Кооперативное движение как таковое не ново. В разные времена оно то возрождается, то теряет свою популярность, как в России, так и в Хабаровском крае. Александр Сергеевич, если говорить о сельхозкооперации в нашем регионе, как бы Вы обозначили ее нынешнее состояние?

— Активная фаза процесса кооперации фермеров, сельхозпроизводителей в регионе началась с июля 2017 года, т.е. чуть более года назад. Во втором полугодии 2017 года при непосредственном участии было создано четыре сельскохозяйственных потребительских кооператива – "Исток", "Вяземские продукты", "Агродар" и "Вектор".

— Какие районы региона "вышли в передовики"? Расположенные ближе к краевому центру или отдаленные?

— Нам удалось активизировать сельхозкооперацию в районе им. Лазо, Хабаровском и два кооператива появились в Вяземском районе. Правда, сейчас один из вяземских постепенно перебрался в Хабаровск, и сейчас работает на территории Хабаровского района. В общем, кооперативы появляются пока в радиусе 150 км, так скажем. Мы говорили про 2017 год. А в этом, 2018 году, интеграция кооперативного движения расширилась. Был создан кооператив "Манома" в Нанайском районе, кооператив "Эльбанский" в Амурском районе, "Кооператор Комсомольска" в Комсомольске-на-Амуре, плюс ПСК "Ладия" в Вяземском и кооператив "Бикин-ДВ" в Бикинском районе. У всех статус сельскохозяйственных потребительских кооперативов, как правило, широкого профиля. Кооператоры указывают у себя в уставах и переработку, и снабжение, и сбыт.

— Кто был инициатором создания этих кооперативов? Приходилось ли вам проводить какую-то работу с фермерами? Искать инициативных людей с организаторскими способностями? Или люди сами к вам приходили?

— В разных случаях происходило по-разному. Но в большинстве начинаем отсчет с агитвыездов и групповых консультаций. Договариваемся с органами муниципального самоуправления, чтобы они организовали аудиторию местных сельхозпроизводителей. Едем, подготавливаем ликбез по поводу потребительской кооперации непосредственно. В данный момент у нас политика правительства направлена на развитие потребительской кооперации. Кооперативы не являются коммерческими структурами, их создание направлено на увеличение благосостояния каждого из членов кооператива. Теоретически кооператив может работать в ноль или иметь небольшую выгоду. При этом уровень благосостояния в силу оказываемых услуг, в силу эксплуатации неделимого фонда растет у каждого кооператора.

— При этом каждый член кооператива может вести свою предпринимательскую деятельность?

— Верно. Они никоим образом не связаны обязательствами. Члены кооператива оплачивают членские взносы, паи, для того, чтобы пользоваться услугами кооператива как агрегатора, например, сбора плодоовощной продукции, либо совместные закупки делать.

— То есть работает "эффект масштаба"?

— Это классика. Снижение издержек на единицу товара или услуги при росте их абсолютного объема. Это одно из ключевых направлений, для которых и существует потребкооперация. Собственно, для этого сельхозкооператив и организуется. Например, несколько фермеров имеют свои хозяйства, выращивают коров, корма, неважно. И есть проблема со сбытом или с переработкой продукции. Они объединились, минимум пять человек, так предписывает закон, и купили перерабатывающий мини-завод или коптильню для колбас, к примеру. Одному фермеру потянуть такое оборудование крайне сложно и накладно. А если собралось 5 или 20, то соответственно всё обойдется в 5-20 раз дешевле.

— Кому тогда принадлежит эта коптильня?

— Кооперативу. А все вопросы по ее эксплуатации решают члены правления, те самые фермеры, которые создали кооператив. В уставе, как правило, прописано какие решения могут быть приняты председателем единолично, а какие исключительно через правление кооператива. Обычно, все весомые денежные операции принимаются исключительно по решениям правления кооператива, коллегиально.

— С приобретением понятно. А как совместно реализовывать то, что выращено?

— Рассмотрим пример сбыта. Выкопал фермер картофель, загрузил мешок в коляску мотоцикла и повез на рынок. Расход бензина — минимум 100 рублей. А вот если бы фермеры объединились и загрузили в фуру 4-5 тонн, то доставка обошлась бы каждому уже в 10 рублей. И на рынке фермер может продавать свой картофель уже не по 15 рублей за килограмм, а поставить конкурентоспособную цену в рублей 10-12. И это только за счет того, что совместно организовали доставку до овощехранилища, либо до конечного потребителя.

То же самое относительно закупки удобрений, например. Если купить их в магазине в розницу, то они обойдутся в 150 рублей за килограмм, а если же заявку сформировать несколькими хозяйствами и заказать вагон этих удобрений, то они обойдутся в 5-6 раз дешевле. Также это оформление бумаг, общий бухгалтер. Или ты поодиночке несешь все эти издержки, или кооператив нанял одного бухгалтера и тебе эту услугу оказывает за твои паевые взносы.

— Вернёмся к созданию кооперативов. В районах фермеры охотно вступают или приходится проводить разъяснительную работу?

— Работу однозначно нужно вести, причем, бывает, выезжаем по нескольку раз, и только на второй-третий раз народ оживляется, начинает на контакт идти. Очень большой кризис доверия друг к другу и власти.

— С чем это связано? Все еще аукается развал СССР и лихие 90-е?

— По большому счету, наверное, 90-е сказались, когда у нас кооперативное движение находилось на волне, а потом пошли разборки, суды и прочее. Кто сколько должен получать, как делить прибыль и т.д. Контингент, по большому счету, еще не сменился. Много возрастных фермеров, которые в 90-е на эти грабли наступили. В Бикинском районе было несколько достаточно крепких кооперативов, которые потом очень некрасиво расставались, разорялись. Сейчас их заманить в кооперативное движение очень проблематично.

— Но известны же и положительные примеры… Ольга Мамонтова с "Вяземскими продуктами", например.

— Да, конечно, существуют лидеры мнений, на которых реально можно сослаться. И народ видит, что кооперация работает, и никакого обмана в этом нет. Но многие опасаются и субсидиарной ответственности. Это тоже один из аспектов сельхозкооперации, когда все члены кооператива несут равную ответственность по всем долгам кооператива. Если паевых взносов не хватило, а кооператив кому-то должен, то гасить этот долг должны все члены кооператива.

— Рискованно…

— На заре кооперативного движения были нечистоплотные председатели, которые брали многомиллионные кредиты и исчезали. Потом фермеры обязаны были все это возмещать. Сейчас все это регламентируется и записывается в уставах. В настоящее время сделать что-либо подобное очень проблематично, практически невозможно. Все решения принимаются собранием управленческого состава.

— Кооператив кооперативу рознь по направлению. Вы планируете расширять кооперативное движение в северные отдаленные территории? Там рискованное земледелие, но там охота, рыбалка, сбор дикоросов и т.д. Такое направление планируется?

— Безусловно. В данный момент у сельхозфонда с администрацией Нанайского района в разработке проект по созданию районного центра кооперации и кооператива для приемки и переработки рыбы у коренных малочисленных народностей Севера. У местных нанайцев, которые получают квоты, кормовые лицензии на каждого персонально. Но помимо рыбы им же нужны и другие товары, и живые деньги. Следовательно, рыбу нужно реализовать. И чтобы продавать свой улов на законных основаниях, а не где-то на обочинах дорог, необходимо рыбаков каким-то образом объединить и создать какой-то агрегатор непосредственно в районе. Сейчас мы как раз прорабатываем этот момент. Уже есть желающие, собираем пакет документов под это дело. Думаю, в этом году кооператив уже создадим.

— Александр Сергеевич, а другие районы региона подключаются с движению?

— Еще по подобному направлению подготовлены пакеты документов на регистрацию в Охотском районе. Специалист Фонда выезжал в район, проводил семинары, рассказывал о мерах поддержки, и после этого принято решение о создании в районе сразу двух кооперативов. Кстати, сейчас краевой Минсельхоз действует достаточно глобально, сельскохозяйственным потребительским кооперативам на развитие хозяйства выделяются гранты до 70 миллионов рублей. Это довольно крупные суммы, можно и ферму построить, и перерабатывающее производство.

— Много приходится ездить по районам?

— Да, часто бываем в дороге. Я сам лично ездил трижды в район Полины Осипенко, более 700 км по не очень хорошей дороге, чтобы провести разъяснительную работу. И уже после третьего выезда появилась первые ласточки. Дело в том, в северных районах ничего, кроме картошки, нормально не растет, но при этом картошка дает вполне достойный урожай, а сбывать ее личные подсобные хозяйства никуда не могут, потому что картошку выращивают все. Однако рядом находится артель, которая закупает огромное количество картофеля, причем по ценам в несколько раз дороже, чем местное население готово с радостью продавать. Но население не может торговать, потому что нет юридического лица и договор подписать не с кем. Местному населению был предложен путь решения проблемы — организовать овощехранилище, чтобы подвозили по заказу партиями. Нашлась инициативная группа, кто все это решил взять в свои руки. Сейчас подобрали двух фермеров, готовых возглавить и организовать поставку с территории района.

— В кооператив может вступить любой желающий фермер? И вообще, по какому принципу фермеры кооперируются?

— Как правило, это объединение на территории какого-то одного района, либо населенного пункта. Крайне редко у нас один фермер проживает в Нанайском районе, второй в Бикине, а третий в Совгавани. Таких практически нет. Но сложность тут, скорее, не в территориальности… Недоверие очень велико непосредственно друг к другу. А для того, чтобы начать общий бизнес, общее дело, организовать кооператив, нужно как минимум доверять друг другу. И это одна из основных причин того, почему до сих пор не начался бум кооперативного движения… Соседи вроде в прекрасных отношениях, здороваются, а когда речь заходит об общем виде деятельности, говорят "У меня две коровы, а у Васьки три козы. Как мы будем деньги делить?".

— Но они же конкуренты между собой…

— Они не столько конкурируют, сколько не видят путей совместного приложения сил. Можно продолжать доить своих коров, но при этом совместно покупать корма, привозить их и на этом экономить деньги. Или приобрести доильное оборудование и по очереди им пользоваться.

— Органы местного самоуправления на местах, администрации районов, сельских поселений способствуют развитию движения?

— Во всех районах по-разному. После того, как в крае вышел указ о развитии сельхозкооперации и организации центров кооперации в районах, деятельность немного активизировалась. До этого все было очень неравномерно. Допустим, наши южные районы, Вяземский, Хабаровский и имени Лазо, очень активно влились в это дело. Их сотрудники чуть ли не за руку приводили этих фермеров, очень активно взаимодействовали с сельхозфондом. На северных территориях все сложнее, проблематичнее, пишут письма, что "сельского хозяйства у нас нет, кооперативы создать невозможно". Такие тоже были.

— Личным подсобным хозяйствам, насколько известно, меры господдержки не оказываются. Крестьянско-фермерским иногда оказываются, но фермер должен из себя представлять крепкого хозяйственника. Как в этом плане обстоят дела с потребительским кооперативом?

— Вы правильно подметили. Господдержка — один из факторов, почему личным подсобным хозяйствам, мелким фермерским хозяйствам стоит объединяться в кооперативы, ведь они становятся статусными сельхозпроизводителями. Если отдельно взятое личное подворье на меры поддержки рассчитывать не может, потому что не имеет статуса сельхозпроизводителя, налоги не платит, государству по большому счету пользы не приносит, то есть что произвел, то и скушал. А объединившись в кооператив, у фермеров уже цели более глобальные — произведенная продукция поступает в торговые сети, ее покупают городские жители и так далее. Соответственно, статус сельхозтоваропроизводителя кооператива позволяет рассчитывать на субсидии и гранты, которые предоставляют по федеральным и краевым программам.

— Все сельхозкооперативы, которые существуют в крае, сотрудничают с Краевым сельскохозяйственным фондом?

— Нет, кто-то организуется самостоятельно, другие были созданы до того как сельхозфонд активизировал краевую кооперацию. Но о большинстве мы знаем, они обращаются к нам за поддержкой, потому что у нас беспрецедентные условия — пакет документов минимальный, риск-менеджер информацию проверяет достаточно быстро, помощь ощутимая. И в плане льготных условий предоставления помощи какой-либо структуре соревноваться с Фондом трудно.
Вернуться обратно
ОПУБЛИКОВАТЬ В СОЦ.СЕТЯХ